Военная спецслужба государственного центра УНР в изгнании и его руководители (1926-1938 гг)

08-05-2018

Его имя встречается не только на страницах протоколов арестованных НКВД бывших военнослужащих Армии УНР (Литвиненко-Морозенко, Порохивського, Кожевникова, Гальчевского, Водяного и т.п.), но и в многочисленных письмах деятелей уенеривськои эмиграции, которые вспоминали его и злым, и добрым словом. Вот чего уж действительно хватало Змиенко, так это внимания к своей персоне как со стороны советских спецслужб, так и со стороны своих оппонентов в собственном эмиграции среде. Такого внимания могла претендовать только человек неординарный. Таким и был Всеволод Змиенко - ветеран Армии УНР, последовательный сторонник идеи Петлюры, организатор работы спецслужб ДЦ УНР в изгнании.

Среди представителей уенеривськои эмиграции, привлеченных со временем к сотрудничеству с ИИ секцией, был бывший сотник Армии УНР Владимир Яковлевич Шевченко, с которым активно общались оба ее руководители.

Николай Ливицкий вспоминает о причастности к работе во II секции Военного министерства ДЦ УНР в изгнании еще четырех человек - подполковника Бориса Барвинского, полковника Литвиненко, сотника Недайкаши, поручика Фартушного24.

Приведенные выше попутные характеристики руководителей ИИ секции свидетельствуют о том, что они имели много общих черт: получили военное специальное образование, тем, или иной степени были причастны к национально-освободительной вооруженной борьбы 1917-1921 гг Некоторые из них имели опыт работы в контрразведке, работали в охране Главного Атамана Симона Петлюры. Их объединял патриотизм, стремление как можно лучше наладить работу в своем "ведомстве". Все это дает основания утверждать, что в эмиграционной военной спецслужбе эмигрантского правительства работали люди со значительным жизненным и профессиональным опытом. Большинство из них была осведомлена со спецификой оперативной деятельности. Однако были и различия, которые в итоге привели к логической "ротации" кадров руководителей ИИ секции Генштаба.

В целом же организация военного спецслужбы в течение всего времени ее деятельности была подчинена задачам, которые приходилось решать эмигрантского правительства в ту пору. Отдельные детали этой тайной борьбы были приведены нами в отрывках из переписки руководителей ИИ секции. Как убеждаемся, нарабатывались они с течением времени и зависели от хода событий и тогдашней оперативной обстановки. За образец организации изгнании спецслужба в изучаемый нами период взяла польскую модель, что вполне понятно, учитывая политические ориентиры и "симпатии" Государственного Центра. Во многом это зависело и от Польши, которая, кстати, в то время была не единственной страной, которая после прихода Пилсудского к власти гостеприимно распахнула свои объятия для уенеривськои эмиграции, создав более-менее приличные условия для их жизни, учебы и работы ; стала "генеральным спонсором" деятельности спецслужбы ДЦ УНР а изгнании.

Насколько эффективной была разведывательная и контрразведывательная деятельность военной службы в 1926-1936 гг, как именно осуществлялась эта работа читатель сможет узнать из следующих публикаций.


Смотрите также:
 Донское казачество
 Детские годы Степана Бандеры
 Боева тактика УПА
 Юность и студенческие годы Степана Бандеры
 Часть вторая. Проблема соборности Украины в деятельности УНТП

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: