Закабаления сельского населения

07-05-2018

Если мы не признаем удовлетворительным данного выше объяснения, почему закуп был назван батраком, то это можно объяснить и тем, что закуп был батраком, но не в смысле тождества его с закупом - здесь о найме может идти речь не как о сути закупницьких отношений, а как о поводе для установления закупництва.

Возникает вопрос: всякое долговое обязательство происходило из норм закупництва? И здесь мы, не задумываясь, должны дать отрицательный ответ. Все предыдущие статьи говорят нам, что долговые обязательства сами по себе закупництва не вызывают. За взятые деньги платили проценты, «разы», ​​и только. Когда брали большие проценты («третий раз») долг совсем погашался.

Все статьи Русской Правды о торговой несостоятельности исчерпывающе говорят нам о том, что купцы, обремененные долгами, сохраняли свою свободу и хозяйственную самостоятельность, пока кредиторы не подадут иска о стягивании долга.

Но, может, купеческие кредитные операции регулируются иначе, чем долговые обязательства других групп населения, как думал Гетц? И снова у нас есть статья Русской Правды, которая, кажется нам, исчерпывающе доказывает, что долговое обязательство даже малоимущего населения сами по себе также не вели закупництва:

«А характера (въдаче) не холоп, ни по хлебе работ, ни по придатьце». Как видим, долговое обязательство может возникнуть как следствие займа деньгами или хлебом. «Удача», как обычно стали называть в литературе людей, должны, может либо отработать свой долг в течение года, или вернуть его. «Но оже не доходят ч, то ворочать ему милость, отходы ли, то не виноват есть».

[В. И.] Сергеевич 20, признавая закупа батраком, считает однако, что эта статья говорит о закупов. [О. Е.] Пресняков 21 также, правда, несколько колеблясь, относит статью в закупов. Но И. Яковкин 22, равно как и Аргунов, возражает против отнесения этой статьи в закупов. Яковкин считает, что «характер» - это работник, а не закуп.

Однако достаточно вчитаться в статью, чтобы понять, что она говорит вовсе не о батраков, а о людях, которые задолжали, взяв ссуду деньгами или хлебом. Они могли вовсе не работать у своего кредитора. О отработки долга говорится только в случае невозможности для них погасить долговое обязательство. Поскольку в статье говорится о «милости», это должно указывать на безформальний ссудный договор. И содержание этой статьи полностью отличается от духа и содержания всего законодательства о закупов.

Аргунов правильно отмечает, кроме того, что эта статья не может касаться покупок том, что в ней вообще нет упоминания об покупок и она стоит отдельно и отделена от статей о покупок силой разнообразного материала.

Таким образом данная статья позволяет нам установить, что долговое обязательство, хотя бы малоимущего, некредитоспособного населения, само по себе еще не ведет непосредственно к закупництва.

Что же в конце концов превращает долговое обязательство в «кучу», а человека в закупа?

Мы полностью уверены, что долговое обязательство превращается в кучу при определенных формальных моментах. Оно должно быть оформлено, пожалуй, путем объявления власти, при послушаниях, или, возможно, фиксироваться в письменных документах. При этом возможны были и отдельные церемонии. Только при этих формальных условиях обычный должник мог быть преобразован в закупа.


Смотрите также:
 Юность и студенческие годы Степана Бандеры
 Нациократические концепции
 Украинские фракции в парламентах России и Австрии
 Украина в первой мировой войне.
 Донское казачество

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример:

Онкомаркеры пса свободный www.gemotest.ru.